Восемь чашек кофе или метод Лунного Коршуна

| тема «Программы» | автор darth.righter
Метки: , ,

Самое увлекательное приключение XXI века, по словам Пухова, началось с чашки кофе в буфете лунного астровокзала. Точнее, не с одной, а с целых восьми чашек, выигранных Коршуновым у кофе-автомата, предназначенного «в основном для лётного состава».

— Восемь знаков??? — с трудом выдавил Эдик и на длительное время потерял способность что-либо спрашивать. Он, только что герой дня, был попросту уничтожен.

— Но как вы все-таки это сделали? — поинтересовался я, немного опомнившись. — Или это секрет?

— Никаких секретов. — Он отставил пустую чашку. — Я терпеть не могу компьютеров, особенно тех, которые что-то мне запрещают. Он думает, что если запретил мне выключать движок, то я так и послушался!

— Но если его выключить, загорится транспарант «Нарушение правил» и вы лишитесь права на игру.

— Что же я, идиот? Я сделал так, чтобы он сам его выключил!

— Каким образом?

— Проще простого, — улыбнулся он. — Во время полета превысил допустимое ускорение, он выбросил транспарант «Пилот без сознания» и выключил двигатель.

— Но вы бы разбились!

— Зачем же? Я превысил ускорение на самую малость. Дал такую тягу, чтобы движок вырубился всего на пару секунд. Упасть я просто не успел. А чтобы увеличение тяги не повлияло на скорость, я дал очень малый расход, но за ничтожное время. Ускорение получилось большое, и этот электронный болван выбросил свой транспарант. Я подождал, пока он погас, разделил разность скоростей на время свободного падения, и вот результат...

В практической части статьи, редакция КЭИ предлагает определить ускорение силы тяжести «методом Лунного Коршуна», используя программу Лунолёт 1.

Попробую проверить рассказ Перепёлкина. Загружаю в память аватара МК-61 программу Лунолёт 1, заливаю 40 в регистр Д, но ускорение силы тяжести ввожу из восьми знаков: 1.2345678 — чтобы дать возможность пилоту заработать 8 чашек кофе, повторив подвиг Лунного Коршуна.

В/О С/П — высота и скорость нулевые, приступаем к выполнению задания.

6 ПП 3 С/П . Высота 8.8, скорость 5.8858161 — сохраню её в свободный регистр командой ПЕ.

Прикину максимальный расход для трёхкратной перегрузки: ИП7 ИП3 ÷ ИП8 х. На экране 18.413853. Для того, чтобы двигатель отрубился на «пару секунд», как рекомендовал Коршунов, дам превышение на пару кг топлива. «ничтожный отрезок времени» пусть будет один на десять в минус десятой. С тем же порядком задам и расход топлива:

20 ВП /-/ 10 ПП 1 ВП /-/ 10 С/П На экране, как и следовало ожидать «Г» — перегрузка! Жму С/П. Высота 20, смотрим скорость ИПВ 2.6534374. Вычитаем содержимое регистра Е: ИПЕ — (3.2333787) и делим разницу скоростей на время: ИП2 (2.619037) ÷. На экране ускорение силы тяжести, определённое «методом Коршунова»: 1.2345677. Неплохой результат, ошибка в последнем знаке из восьми. И всё-таки, семь знаков — это семь чашек кофе, вместо обещанных восьми! В чём ошибка? Ошибку вносит ничтожное ускорение, вызывающее перегрузку. Посмотреть его негде — автомат вырубает двигатель, и оно не сохраняется, в чём можно убедиться: ИП3 — на экране ноль. Как можно уменьшить ошибку? — уменьшая импульс, вызывающий перегрузку. Запомнив текущую скорость: ИПВ ПЕ, повторяю манёвр Коршунова, уменьшив порядок до десяти в минус девяносто девятой:

20 ВП /-/ 99 ПП 1 ВП /-/ 99 С/П После перегрузки жму С/П и смотрю ИПВ (-0.5809413) считаю разницу скоростей ИПЕ — и делю на время ИП2 (точно те же 2.619037) ÷, а на экране снова 1.2345677. Похоже, Коршунову в тот раз пришлось довольствоваться только одной чашечкой...

А если подумать, то можно определить и восьмой знак , причём без экстремальных манёвров Коршунова. Если правила разрешают смотреть скорость и реактивное ускорение, всё делается гораздо проще:

Запоминаю скорость ИПВ ПЕ и задаю манёвр без всяких перегрузок:

1 ПП 1 С/П (высота 22.3...)

Считаю разницу скоростей ИПВ ИПЕ — (0.367884) и вычитаю реактивное ускорение ИП3 — (1.2345678) На экране все восемь знаков ускорения.

Осталось теперь успешно посадить лунолёт...

Заварив чайку, я размышлял, почему такой ас, как Коршунов, не использовал этот простой и очевидный способ? Наверное, подумалось вдруг мне, всему виной его нелюбовь к автоматам, которые что-то запрещают. Похоже, именно это желание — заставить компьютер, вопреки запретам, самому выключить двигатель — и оставило бывалого пилота без чашки кофе. А «восемь знаков» в рассказе оставим на совести Перепёлкина.