История КЛИПа без картинок (продолжение 4)

Продолжение серии публикаций М. Храмова, рассказывающей об истории КЛИП-а - клуба любителей игровых программ, одного из крупнейших сообществ пользователей программируемых калькуляторов в СССР.

Предыдущие части: 00., 01., 02., 03. Вопросы автору можно задать на форуме

04. Уникал и Аникей

Программ для ПМК становилось всё больше и больше, они записывались ручкой, печатались на пищущей машинке, публиковались в журналах и книгах... Сначала на это никто не обращал внимания вообще, многим и затем вопрос казался несущественным, но вот мне сразу бросилось в глаза то, что почти все оформляют программы ПО-РАЗНОМУ! Да ещё и других проблем было немало.

Но обо всём по порядку. Поскольку наши ПМК не имели долговременной энергонезависимой памяти, то единственным вариантом хранения всех данных и программ был перенос в опосредованном виде на сторонний носитель. То есть, программа не загружалась туда в своём электронном виде, а преобразовывалась (вручную) в последовательность условных символов и сохранялась именно в таком виде, требующем каждый раз достаточно долгой и кропотливой процедуры ручного ввода. И никаких ошибок! К сожалению, попытку немного облегчить задачи ввода и хранения (МК52) назвать удачной можно с ОЧЕНЬ большой натяжкой... Так вот, именно эту "последовательность условных символов" каждый записывал по своим правилам или вообще без таковых.

Нельзя не отметить, что первыми начали "мутить воду" разработчики ПМК. Самым первым в Светловодске Кировоградской области выпустили Б3-21, но комплекс из скромных возможностей, запутанной и сложной системы команд, больших габаритов и венчающей всё это лошадиной цены (об этом я уже писал раньше) не позволил первому ПМК "пойти в народ". Но многие обозначения клавиатуры пионера уже по наследству достались следующей модели, Б3-34 (хочу уточнить - после буквы "Б" находится цифра "три", а не буква "зэ". А то некоторые до сих пор это читают, как "БэЗэ"... Конечно, странно от всех требовать знания системы обозначения товаров с названием "Электроника", но какой-то кругозор всё же иметь надо. Были в своё время мотоколяски С3А и С3Д, так есть "знатоки", которые цифры в середине считают буквами, не зная, что ещё была и С1Л), которая стала настоящей классикой и просто эталоном. А вот что курили авторы обозначений на кнопках, это мы уже не узнаем... Некоторые символы просто гениальны по своей неудобности при печати, да особой читабельностью при этом не блистали. Один из самых ярких примеров - операция обмена между регистрами Х и Y (программный код 14), символ которой явно был кошмаром наборщиков книг и журналов, его приходилось или упрощать, или дорисовывать вручную. Не так уж и удивительно, что я не могу воспроизвести и здесь... Не намного проще ситуация и с операцией сдвига вниз содержимого стека (программный код 25), там основной символ тоже нестандартный. Правда, здесь есть небольшое облегчение в виде необходимости нажатия префиксной клавиши F, поэтому можно было написать F O. Но это ещё не всё! Не успели пользователи Б3-34 (скорее всего, не очень многочисленные, но за два года некоторое количество литературы выйти успело) привыкнуть к одним символам, как ПО "Кристалл" (Киев) выпускает первую "бомбу" - МК54, на клавиатуре которого при полной программной совместимости не менее полутора десятков символов стали абсолютно другими. Вряд ли стоит подвергать сомнению тот факт, что именно появление МК54 стало вехой в истории ПМК. Большинство начинали с него, а многие даже не стали заменять его на более функциональные модели. Замена дорогих аккумуляторов Д-0.55 на гораздо более дешёвые элементы типоразмера 316 (это сейчас они стали АА и R6/LR6) и гораздо менее заметная замена "корпусных" микросхем серии К145 на бескорпусные серии К745 сделали возможным снизить розничную цену на ЦЕЛЫХ 20 рублей! В то время это было достаточно существенно. Но вернёмся к символам и обозначениям. Новые не оказались лучше, а некоторые - и значительно хуже старых, а поэтому, кроме единичных исключений, не вошли в употребление. Очень любопытно, но даже выпуск новых МК61 и МК52 с немного расширенной памятью (плюс 1 регистр памяти и 7 шагов программ) и системой команд (добавлены 14) за счёт дополнительной микросхемы К745ИК1306-2 не повлиял на использование обозначений от Б3-34. Правда, записывать и печатать их было всё так же неудобно и мне было очень странно, что и решать эту проблему не то, что никто не пытался, о ней вообще никто не упоминал. "Ёжики мучились, кололись, но продолжали жрать кактус..."

Но у нас появилась перспектива выпуска собственного информационного листка (о нём будет рассказано в следующий раз), а там не приходилось рассчитывать на большее, чем пишущая машинка. Ведь даже матричные (о струйных и лазерных и мечтать рано было) принтеры были роскошью, мало кому доступной. Поэтому надо было все сложные символы убрать и заменить на имеющиеся в наборе всё той же пишущей машинки. Замена должна была сохранить хотя бы частично их смысл и наглядность. Само собой, уложившись в скудный набор самого примитивного инструмента, можно было получить "язык", воспроизводимый и всеми остальными способами - принтером, типографией и рукописно.

Слишком простой задача не была, но и очень сложной назвать её тоже нельзя было. Что касается самих символов, многие решения пришли достаточно быстро и естественно. Например, уже упомянутая выше команда с кодом 14 была обозначена латинской прописной литерой Z, которую можно признать некоторым аналогом двух противоположно направленных горизонтальных стрелок, а команда с кодом 25 - литерой N, с привлечением фантазии принимаемой условным изображением тоже двух противоположных стрелок, но вертикальных, хотя и замкнутых в кольцо. К сожалению, здесь я не имею возможности привести таблицу соответствия исходных и новых символов, но исключительно по причине невоспроизводимости первых. Да и интересно это будет единицам... Но если таковые всё же найдутся, я готов всё описать подробнее и полнее.

Кстати, есть и другой аспект этой проблемы. Символы надо было ещё и расположить... В большинстве источников программы компоновались не слишком рационально - каждый шаг обозначался комбинацией НН.АБВГ (НН - 2-значный номер шага; АБВГ - команда или адрес перехода, в первом случае символов могло быть 1...4, во втором - только 2) и они писались в колонки или строки произвольно-переменной длины. Всё это не только выглядело так себе (Не единообразно. Многие у нас армейские порядки не любят и критикуют, а ведь они отшлифованы многолетним опытом, а некоторые и кровью... И единообразие - самый первый шаг к дисциплине, которая, в свою очередь, является одним из слагаемых на пути к результату. Но некоторым достаточно процесса...), но ещё и было неудобно - адрес, который не надо вводить, сильно мешал и сбивал. В некоторых книгах (к сожалению, не могу посмотреть, надеюсь только на память, вроде это книги Трохименко-Любича и Цветкова-Епанечникова) программы оформлялись гораздо интереснее и логичнее - они писались в строки, каждая из которых (кроме последней, естественно) содержала строго 10 команд, а адрес при этом не указывался, поскольку он жёстко определялся позицией. Оптимальное и просто красивое решение! Почему строки, а не столбцы? Всё просто - в этом случае фиксированной была бы уже высота, а не ширина записи. А далеко не все программы имели максимальную длину 098/105 шагов и тогда оставалось много пустого места. Но для меня очень существенной была и ещё одна причина. Ведь нашим инструментом была всё та же пишущая машинка, на которой не очень просто было бы оформить программу столбцами. В принципе-то возможно, но зачем придумывать себе лишние проблемы? Чтобы потом их героически преодолевать?

В процессе непродолжительной работы над "языком" никакого названия не было, но я тогда и высказывания Конфуция не знал. Потом придумал временную аббревиатуру ПМК-У1, где "У" означало "универсальный" или "унифицированный". И практически сразу возникло - "Уникал". Конечно, вторая половина была несколько рискованна в части двусмысленных толкований, но в первую очередь я рассчитывал всё-таки на людей со ЗДОРОВЫМИ ассоциациями... Чуть позже одним из членов клуба (очень жаль, но память не сохранила имя автора, но его письмо, надеюсь, ещё лежит и ждёт своего часа) был создан другой вариант с тогда не совсем понятным названием "Аникей", но ничего принципиально нового и более полезного он не содержал. Поэтому наше собственное издание, которое не было ни журналом, ни газетой, а сложенной пополам листовкой (но и мы не были ИЗДАТЕЛЬСКИМ холдингом со всеми финансами, кадрами и оборудованием), открывалось моей статьёй с описанием предлагаемого в качестве стандарта "языка" записи программ "Уникал".

А об интересных подробностях наших издательских опытов мы поговорим в следующий раз.

Продолжение следует
.

Метки публикаций: 
Undefined

Комментарии

Сравнение нотаций записи программ для ПМК на языке УНИКАЛ-2, весьма краткое, было напечатано в журнале "Информатика и образование", №2 за 1992. С опозданием года на 2 относительно КЛИП-овских обсуждений, а то и на все 10 лет - МК-54 начали массово производить в 1982 году, но я не припомню ни одной публикации по теме унификации и упрощения записи кодово-символьного языка.

Не имея на руках источников и прочих вещественных доказательств :) рискну немного поспорить. Появление Уникала всё-таки я бы отнёс ближе к 1991 году, а если вспомнить про примерно трёхмесячный издательский технологический цикл (надо смотреть не месяц выхода журнала, а дату "сдано в набор", а ещё лучше отсчитать и от неё несколько недель назад. Тогда от "опоздания" почти ничего и не останется...

О производстве МК54 и других ПМК. Точные сроки начала их выпуска на режимных заводах МЭП мы вряд ли узнаем, но некоторое косвенное представление можно составить по публикациям и книгам. Б3-21 - 1979, Б3-34 - 1983, МК54 - 1985 (у нас появился примерно летом, я купил осенью), МК61 (ох, и намучился я с ним...) - 1986, МК52 - 1987. Всё это ориентировочно, но примерно в эти годы начиналась массовая продажа.

Кажется, я поторопился с утверждением, что попыток создания языка описания программ для ПМК не было. Смотрю "Науку и жизнь" №4 за 1984 г., на стр. 126 статья Л. Мидехина "Знакомьтесь: "Промик". То есть, попытки были с самого начала. Однако, взглянув на предлагаемый автором вариант, можно сказать, что он совершенно недружественен по отношению к типографским символам и потому категорически не подходил бы для оформления программ в КЛИП.

По срокам. Б3-21 и программы к нему упоминались в публикациях "НиЖ" до конца 1984 года. По МК-54 на примере "НиЖ" сказать трудно, так как редакция ориентировалась на Б3-34. Однако, имеется книга, выпущенная в 1984 году: "Прикладные программы для микро-ЭВМ «Электроника Б3-34», «Электроника МК-56», «Электроника МК-54». Цветков А.Н., Епанечников В.А. — М.: Финансы и статистика, 1984. Соответственно, в продажу этот калькулятор поступил не позднее 1983 года. Вероятнее всего, сначала в Москве, Ленинграде и Киеве. О популярности этой модели можно судить и по тому факту, что я его приобрел в 1987, когда уже были относительно доступны (на прилавках свободно не лежали) МК-61/52.

Помню, в Одессе ПМК можно было купить 4 недели в году - это начало января (1-го квартала) и начало июля (3-го квартала). Тогда "выбрасывали" на прилавки дефицит. Я тогда раз в пол года затоваривался батарейками: 21 шт 316, 4 шт 3336, 6 шт 373. Как раз хватало на пол года.

Мои программируемые калькуляторы:
Б3-21, Б3-34, МК-61, МК-52, МК-85
CASIO: cfx-9850GB+, fx-9750G+, fx-9750GII, fx-9860G, Algebra fx-2.0, fx-5800P, fx-7400G+
HP: 50G, 48G, 35s
TI: Nspire-CAS, Voyage-200, 89Titanium
SHARP EL-9600G